Сухой закон в США: запрет на спиртное, гангстеры, Аль Капоне и другие

Сухой закон в США: запрет на спиртное, гангстеры, Аль Капоне и другие

Так называемый «сухой закон», ограничивающий ввоз, продажу и производство алкоголя, может иметь совершенно разную «почву». Чаще всего это нравственные, религиозные или политические мотивы. Но что на самом деле стоит за «сухим законом? Всегда ли его результаты соответствуют целям?

«СУХОЙ ЗАКОН» - закон о запрещении производства и продажи спиртных напитков. Действовал в США (1920—1933), России (1914—1924), Финляндии (1919—1931) и других государствах (1901—1948 — Канада (в отдельных регионах); 1915—1922 — Исландия (при этом пиво было под запретом до 1989); 1916—1927 — Норвегия). В ряде стран (Бельгия, Франция, Норвегия) ограничения носили частичный характер (по крепости напитков).

Целью введения «Сухого закона» было искоренение пьянства, улучшение здоровья нации и укрепление правопорядка. Однако повсеместно введение Сухого закона привело к употреблению суррогатов спиртного, распространению контрабанды и подпольного производства алкоголя. Поэтому запреты в конце концов отменялись или смягчались.
В настоящее время, в соответствии с предписаниями ислама, строжайший запрет на употребление спиртных напитков существует в ряде мусульманских стран (Иране, Саудовской Аравии, Судане и др.).

Сухой закон может быть принят в виде:
— Отдельных параграфов или свода законов, запрещающих:
•импорт
•употребление
•продажу
•производство
•транспортировку
•экспорт алкоголя
— Убеждений по нравственным, религиозным, политическим или иным соображениям.

СУХОЙ ЗАКОН В США

При упоминании термина «сухой закон» обычно вспоминают события 20-х годов прошлого века в США или горбачевскую антиалкогольную кампанию 80-х годов в СССР. На самом деле, борьбу с пьянством и его последствиями начали вести давным-давно.
Есть интересный факт в история Российской империи: Медаль «За пьянство» — чугунная медаль, введённая Петром Великим в 1714 г. с целью борьбы против пьянства. Вес медали составлял 6,8 кг (17 фунтов), не считая цепей. Считается самой тяжёлой медалью в истории. Вешалась на шею в полицейском участке в наказание за чрезмерное употребление алкогольных напитков и крепилась цепью так, чтобы нельзя было снять. По некоторым данным, медаль должна была носиться неделю.

Пожалуй, история «Сухого Закона» в США наиболее притягательна и увлекательна, учитывая «гангстерские течения» и дух свободы. Кстати, действие в фильме «В джазе только девушки» разворачивается на фоне гангстерских разборок того времени.
На территории США первые ограничения на производство и продажу алкоголя появились еще в середине XIX века. Они периодически вводились в 13 штатах, но быстро отменялись, а в некоторых штатах даже признавались антиконституционным. К концу XIX века лозунги борьбы с употреблением и производством спиртного стали активно использовать американские политики, особенно в периоды предвыборной борьбы. В принципе, народ их поддерживал и даже вступал в различные антиалкогольные организации.

Любопытно, что борьбу с алкогольной продукцией активно поддержали объединения аптекарей и фармацевтов. Их интерес был, как говорится, виден невооруженным глазом — в тот период они активно продвигали на рынок тонизирующие препараты, в которых использовалась колумбийская кока. Кокаин тогда не был вне закона и наркотиком не считался. Но бодрящим напиткам из аптеки потребители предпочитали виски из магазинчика или салуна. Запрет продажи спиртного мог дать фармацевтам баснословные прибыли, им было, за что побороться, да еще при этом и прослыть радетелями за здоровье нации.
В начале ХХ века начали вводиться существенные ограничения в различных штатах. Первыми на путь введения собственного «сухого закона» встали Канзас, Северная Дакота, Мэн и Небраска.
К 1916 г. различные ограничения действовали в 26 штатах. Это было связано не только с заботой о здоровье нации и особенностями военного времени, но и с желанием сберечь запасы зерна, из которого традиционно получали спирт.

Сухой закон в США: запрет на спиртное, гангстеры, Аль Капоне и другие
Медаль за пьянство

16 января 1920 года XVIII поправка к Конституции США, вводившая в стране «сухой закон», официально вступила в силу. Естественно, что в стране были как яростные поборники «сухого закона», так и не менее яростные его противники.
Если верить американской статистике, то результаты были впечатляющими. Было закрыто 236 водочных и 1092 пивных заводов, 177790 различных питейных заведений. Всё это дало свои плоды и положительный эффект: число арестов уменьшилось в 3,5 раза, в том числе за бродяжничество, хотя условия эксплуатации и безработицы остались прежними.
На 1 апреля 1920 года в тюрьме Чикаго из 25000 заключенных осталось 600. Преступность в США сократилась на 70%. Улучшилось благосостояние народа. Укрепились семейные устои. Возросли сбережения.

Казалось бы, все идет прекрасно, закон работает, нация оздоровляется. Но произошло то, чего не ждали: резко возросла организованная преступность, у которой появилась возможность получать баснословные доходы. Это не противоречит приведенным ранее цифрам, так как снизилась только мелкая и бытовая преступность, уменьшилось количество правонарушений, совершаемых в пьяном виде. Простой люд и «обитатели дна» и на самом деле стали пить значительно меньше, на контрабандное спиртное у них денег просто не было.
Гангстерские группировки, напротив, стремительно разрастались, их клиентами были люди, которые могли платить за тайно ввезенные или произведенные спиртные напитки большие деньги. Стремительно росла и сеть подпольных питейных заведений.

К середине 20-х годов гангстеры практически свели действие закона на нет. Цифры «успехов» гангстеров не менее впечатляют. Для ввоза спиртного были созданы специальные флотилии, по полной использовались возможности автомобильного и железнодорожного транспорта. Естественно, что до невиданных ранее высот взлетела коррупция в полиции и таможенных структурах. По официальным данным, выработка подпольного алкоголя в 7-8 раз превышала официальное производство спирта для медицинских и технических целей. К концу 20-х годов доходы от подпольной продажи спиртных напитков давали мафии более двух миллиардов долларов в год.

Сухой закон в США: запрет на спиртное, гангстеры, Аль Капоне и другие
Гангстерские разборки

КОРОЛЬ ГАНГСТЕРОВ

«Добрым словом можно добиться многого. Добрым словом и кольтом — значительно большего.» – Аль Капоне.

«Ревущие 20-е годы» - эпоха «сухого закона», бутлегерских войн, гангстеров, «красивой жизни», пышных похорон и перестрелок. Мировая культура обогатилась, получив в наследство от «ревущих 20-х» два новых жанра – "черный" детектив и гангстерский фильм. Зато судебная и полицейская система Америки до сих пор не могут «отмыться» от обвинений в коррупции — обвинений, начавшихся именно в 20-е годы, когда страна утратила веру в национальное правосудие.
Виновником этого стал человек, и по сей день считающийся «королем бутлегеров», самым знаменитым гангстером за всю историю США, символом «ревущих 20-х». Его имя – Аль Капоне - стало для всего мира синонимом понятия «организованная преступность», а для Америки — напоминанием о том, каким беспомощным может быть их правосудие. Ведь именно из-за Капоне — впервые в истории — власти США были вынуждены признать, что они не могут найти управу на преступника, даже не думающего скрываться от них. И то, каким образом эта «управа» была в конце концов найдена, только подчеркнуло слабость государственной системы и добавило новых красок в легенду о Капоне.

Аль был четвертым ребенком из 9 детей семейства Капоне, бедных эмигрантов из Италии. Его отец был парикмахером, который сумел открыть собственную цирюльню.
В ту пору Нью-Йорк был «поделен» подростковыми бандами «по национальному признаку» - итальянцы старались не появляться на «еврейской» или «ирландской» территории. Малолетки, едва достигнув 10-12 лет, либо вступали в уже существующие банды, либо создавали свои. Неудивительно, что по «кривой дорожке» шел почти каждый, у кого были для этого данные — жестокость, смелость, крепкие кулаки и, в идеале, голова на плечах.
Аль обладал всеми этими достоинствами, а кроме того — был значительно выше и крупнее ровесников. Неудивительно, что его заприметил глава «взрослой» банды Фрэнки Йель, который и предложил пятнадцатилетнему юноше первую в его жизни работу — бармена и вышибалы в своем ресторане.
Исполнительный и смекалистый паренек быстро продвигался «по службе», но карьеры в Нью-Йорке Капоне так и не сделал. Виной тому был его бурный темперамент. В 17 лет он отпустил скользкий комплимент чужой девушке, и в драке ему располосовали лицо (отсюда и прозвище Scarface — “Лицо со шрамом”). Еще через полтора года другая перепалка чуть не стоила Алю жизни. Он отправил «на койку» бандита из ирландской группировки, и главарь «оскорбленных» заочно приговорил его к смерти. Капоне был не из трусливых, но Фрэнки Йель убедил его уехать на время. Тем более, что в Чикаго — куда Йель направил Капоне — юношу уже ждали: другу Фрэнки, местному мафиози Джонни Торрио, позарез нужен был доверенный и преданный только ему помощник.

Чикаго в ту пору идеально подходил для роли гангстерской столицы. Это был большой, стремительно развивающийся, богатый город, где коррупция местных властей и полиции стала традицией. В ту пору королем преступного мира там был Большой Джим Колозимо, содержавший сеть подпольных публичных домов и игорных заведений. Правда, последние несколько лет Джим, любивший жить «легко и приятно», мало занимался делами, передав все в руки своего честолюбивого помощника – Торрио. Это и было одной из ошибок, в итоге стоивших ему жизни. Капоне, который к тому времени стал «правой рукой» Торрио, смерть Большого Джима волновала мало — ему лично он был ничем не обязан. Зато, обладая чутьем бизнесмена, Аль быстро оценил дальновидность Торрио.
К сожалению, идея «делать деньги» на продаже спиртного в Чикаго пришла в голову не только Торрио. Вскоре у корпорации появились конкуренты, и решающим аргументом в решении споров стал автомат Томпсона. Правда, Капоне и Торрио были на голову выше остальных: их организация была мощным, хорошо налаженным предприятием, где было распланировано все — даже «уборка недовольных».
Но конкуренты все же нанесли ответный удар: в январе 1925 они «подстрелили» главу концерна — Джонни Торрио. Тот чудом остался жив, но решил отойти от дел, передав все Аль Капоне. Это было очень дальновидно, тем более, что Капоне согласился выплачивать экс-боссу весьма приличный процент от доходов — за символические «услуги консультанта».

С «воцарением» Капоне бизнес пошел куда лучше. Торрио не хватало твердости, напора и харизмы, а у его преемника их было хоть отбавляй.

Сухой закон в США: запрет на спиртное, гангстеры, Аль Капоне и другие
Король бутлегеров

НЕКОРОНОВАННЫЙ КОРОЛЬ ЧИКАГО

В газетах имя Капоне стало прочно ассоциироваться с бутлегерством, а также — с продажностью и бессилием властей, не способных найти управу на бандита, жившего как король.

Аль не выходил из дому иначе, как в сопровождении 12-18 телохранителей, ездил только на личном авто, сделанном на заказ, и напоминавшим "крепость на колесах". Как и положено благодушному монарху, Капоне был открыт, обаятелен, с его лица не сходила сердечная улыбка, он всегда был готов помочь беднякам, обратившимся за помощью.
В 1929 г., после начала Великой Депрессии, Капоне даже открыл в Чикаго несколько бесплатных столовых, чем спас от голодной смерти множество бедняков.

Еще более щедрым Капоне был по отношению к своей семье, которая — его стараниями — буквально купалась в золоте. Аль женился еще в Нью-Йорке, в 19 лет, на красивой ирландке Мэй, за две недели до свадьбы подарившей ему сына Сонни. Аль боготворил Сонни, обожал своих братьев и сестер, трепетно относился к жене, хотя, как и положено человеку с его возможностями, не отказывал себе в «маленьких удовольствиях».
Одно из таких удовольствий и стало причиной его ранней смерти: юная красавица-гречанка, бывшая подружка Капоне, заразила его сифилисом. Но выяснилось это много позже. А пока — в конце 20-х годов — Капоне был символом преуспевшего человека.

Федеральные власти хватались за голову. Капоне стал фирменным знаком США. Раздраженный президент Гувер требовал от ФБР «любой ценой найти управу на Капоне». Те старались, но попытки были безуспешными. В Чикаго все, от полиции до правосудия, состояли на весьма щедром жаловании у короля гангстеров.
В 1930 г., после очередного «внушения» президента, ФБР направило в Чикаго целый отряд своих людей, в том числе, амбициозного агента Элиота Несса и двух чиновников из налогового ведомства — Элмера Айри и Фрэнка Уилсона. Традиционно считается, что конец могуществу Капоне положил именно Несс, создавший отряд «неприкасаемых» и собравший документы, по которым Капоне осудили за неуплату налогов. Но такая веpсия далека от реальности и придумана... самим Нессом, мечтавшим войти в историю, как "человек, посадивший Капоне". На самом деле, отряд Несса громил склады спиртного и — довольно безуспешно — пытался доказать, что эти склады принадлежат Капоне. Кстати, Несс изрядно преувеличил и опасность, которой подвергались «неприкасаемые»: безжалостный по отношению к конкурентам, Капоне никогда не воевал с полицией.
«Посадил» же «короля бутлегеров» совсем другой человек — дотошный бухгалтер Фрэнк Уилсон, случайно наткнувшийся на учетные книги одного из подпольных заведений Аля, конфискованные при налете несколько лет назад. Идентифицировав по почерку одного из бухгалтеров, заполнявшего книги, Уилсон нашел его и заставил дать показания на процессе против Капоне.

Сам процесс был подготовлен с ювелирной тщательностью — доказательств было крайне мало, и от того, как они будут поданы, зависел исход дела. Состав присяжных меняли несколько раз, боясь подкупа. И тем не менее, из двадцати одного пункта обвинения Капоне признали виновным только по трем пунктам.
Зато срок за них «король гангстеров» получил по максимуму — 11 лет.
Сперва Капоне посадили в «комфортабельную» тюрьму в Атланте. Он мог принимать посетителей — и даже руководить действиями банды. Но власти это совсем не устраивало, а потому, к ужасу Капоне, его вскоре перевели в тюрьму на острове Алькатрас, неприступную крепость с крайне суровым режимом заключения. Единственной возможностью выйти оттуда как можно раньше было «хорошее поведение» — и Капоне стал образцово-показательным заключенным. В тюрьме выяснилось, что его сифилис — в крайне запущенной стадии, и ему срочно нужно лечение, но не тюремное, а дорогое — в клинике или на дому.
Капоне отсидел восемь лет. Выпуская его на свободу, власти уже не боялись короля гангстеров. Было очевидно, что болезнь и ее следствие — слабоумие — начали прогрессировать. Узнав, что их босс «повредился в уме», даже бывшие «подельщики» Аля стали относиться к нему с презрением.

Но вокруг поверженного короля сплотилась семья. Мэй до конца преданно ухаживала за мужем — как и сын, братья и сестры Аля, делавшие все, чтобы их кумир не чувствовал себя брошенным. Остатки состояния Капоне Мэй недрогнувшей рукой потратила на пенициллин — чтобы хоть немного облегчить мужу страдания.

Аль Капоне умер в 1947 г. — в 48 лет, окруженный безутешной, боготворившей его родней.

Сухой закон в США: запрет на спиртное, гангстеры, Аль Капоне и другие
Последнее пристанище Аль Капоне

В декабре 1933 г. Конгресс США принял новую поправку к Конституции, которая отменяла действие «сухого закона». В зависимости от позиций местных властей в отдельных штатах, ограничения на продажу алкоголя, хоть и не столь всеобъемлющие, продолжали действовать. Последним в 1966 г. отменил все ограничения штат Миссисипи.
После отмены «сухого закона» государству потребовались годы, чтобы хоть как-то умерить аппетиты мафии и коррумпированных чиновников, стоящих за её спинами, которые набрали силу и сколотили крупные капиталы на подпольной торговле спиртным.

Как показал опыт США, введение подобных законов, ограничивающих производство и продажу алкогольной продукции, будет эффективным только при условии, что государство сможет реально обеспечить их выполнение.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Интересные статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × пять =

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: